Психология человека в современном мире том 5 Личность и






НазваниеПсихология человека в современном мире том 5 Личность и
страница6/43
Дата публикации22.09.2013
Размер6.32 Mb.
ТипДокументы
ley.se-todo.com > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Литература

Жизель Ж. Детский стресс и его причины / пер. с фр. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003. Лангмейер Й., Матейчек З. Психическая депривация в детском возрасте. Прага: Авиценум, 1984.

Лялюгене И. Ю., Рупшене Л. Я. Влияние трудовой миграции родителей на со­циализацию подростков // Социс. № 1. 2008. С. 69-75.

Марцинковская Т.Д. Детская практическая психология // Пособ. для студ. вузов пед. спец. / Ред. Т. Д. Марцинковская. М.: Гардарики, 2000.

Маслоу А. Г. Мотивация и личность / пер. с англ. СПб.: Евразия, 1999.

Ольшанский В. Б. Психологи - практикам: учителям, родителям и руководи­телям. М.: Триволта, 1996.

Рубченко А. К. Самоотношение и отношение юношей и девушек к родителям при семейной депривации: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2007.

Синягина Н. Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских

отношений. М.: ВЛАДОС, 2001.

Смирнова Е. О., Собкин В. С. Специфика эмоционально-личностной сферы детей, живущих в неполной семье. М., 1988.

Томилова А. В. Динамика развития типа и предметного содержания пережи­вания в старшем подростковом возрасте: Автореф. дис. ... канд. психол.

наук. М., 2005.

Федорова Н.В. Депривация в семье как фактор делинквентного поведения подростков: Автореф. дис..канд. психол. наук. Омск, 2007.

Хухлаева О. В. Коррекция нарушений психологического здоровья дошколь­ников и младших школьников // Учеб. пособие. М.: Академия, 2003.

Целуйко В. М. Вы и ваши дети. Психология семьи. Ростов-н-Д.: Феникс, 2004.

Кон И. С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1980.

Детская практическая психология // Учебник / Ред. Т. Д. Марцинковская.

М.: Гардарики, 2000.

ПРИРОДОЦЕНТРНЧЕСКАЯ ЭТИКА В РАБОТЕ С. Л. РУБИНШТЕЙНА «ЧЕЛОВЕК И МИР»

А. В. Никольская (Москва)

Впоследние годы, когда все чаще раздаются разговоры о грозящем человечеству экологическом кризисе, возникает необходимость переориентации человеческого сознания с антропоцентрического на природоцентрическое. В психологии появилось даже новое направ­ление, называемой экологической психологией, одной из задач кото­рого является формирование осознания человеком своего единства с природой (Панов, 2004).

Современные исследования в таких областях, как зоопсихология, этология и социобиология, способствуют новому пониманию живых организмов как существ, находящихся в родстве с видом Homo sapiens. Возрастающая социогуманитарная направленность современной науки меняет наш взгляд на человека, человеческое общество.

Еще Э. Фромм говорил, что человек, оставаясь частью природы, вышел за ее границы. «Необходимость находить новые решения противоречий своего существования, находить все новые, более высокие формы единства с природой, своими ближними и самим собой служит источником всех психических сил, которые движут человеком» (Фромм, 2004, с. 15).

С одной стороны, человек принадлежит к живой природе, он имеет эволюционное родство с другими формами жизни. Это родство, согласно А. Бергсону, дает человеку потенциальную возможность понимания поведения и психики живых существ (особенно высших позвоночных) через эмпатию, вчувствование в них. А. Бергсон утверж­дает идею прямого, неопосредствованного, интуитивного знания и вводит понятие интуиции, интуитивного вчувствования одного живого существа в психику другого как механизм прямого знания

(Бергсон, 1998).

С другой стороны, человек является уникальным продуктом эво­люции с качественно специфическими характеристиками. Человек, таким образом, обладает как биологически детерминированными, так и чисто человеческими (социальными, культурными) гранями, которые тесно переплетены, взаимозависимы друг от друга находятся в постоянном развитии. Насколько гармонично развитие этих граней, отвечают ли модели культуры и технологии эволюционно-обуслов-ленным тенденциям человеческого поведения? Например, наказание за убийство, распространенное в различных человеческих культурах, вполне согласуется с имеющимся у многих видов животных врожден­ным ингибированием убийства особей своего вида (Лоренц, 1998). Многие юридические нормы человеческого общества обращаются к нашему «чувству справедливости» (sense of justice), предпосылки которого можно видеть в социальном поведении высокоразвитых групповых животных (приматы, хищные). Более того, М. Хаузер по ре­зультатам своих исследований заключает, что люди с тем большей готовностью соблюдают законы, чем в большей мере они отвечают эволюционному «чувству справедливости» (Хаузер, 2008). Тем не ме­нее, очевидно, что и человеческий разум существенно влияет на наше чувство справедливости. Содержание этого чувства испытывает воздействие культуры и многовековой истории человечества.

В отечественной психологии первым о проблеме осознания че­ловеком единства с природой заговорил С. Л. Рубинштейн в своей передовой для того времени работе «Человек и мир» (1976), поднимая вопрос целостного отношения человека и мира.

В работе рассматривается как онтологический аспект бытия человека в мире, так и гносеологический аспект познания человеком мира, и ставится вопрос об этике человеческого существования в ми­ре. При этом под «миром» Рубинштейн понимает организованную иерархию различных способов существования, точнее, мир живых существ с различным способом существования. Причем под способом существования подразумеваются как характеристика, относящаяся к качественной определенности живого организма, так и онтоло­гическая характеристика, определяющая не столько сам организм, сколько его бытие (Рубинштейн, 1976). То есть само существование организма связано с процессом определения его свойств в рамках его взаимодействия с другими. Из этого положения С. Л. Рубинштейн делает вывод, выходящий за рамки классических представлений советской психологии, а именно: «...нужно не внешнее противопо­ставление человеческого способа существования всем остальным способам существования, а конкретное исследование всей иерархии этих отношений» (там же, с. 19).

Онтологический аспект человеческого бытия

С позиций нового основания, не субъект-объект, но Человек-Мир, С. Л. Рубинштейн предлагает развивать новый строй мышления, где на первое место выходят не гносеологические, а бытийные (онтоло­гические) категории. И тогда человек оказывается эквивалентен, при-частен всему бытию (Арсеньев, 2007). Фактически С. Л. Рубинштейн говорит о том, что нужно преодолеть не только картезианский раскол между субъектом и объектом, но необходимы и другие кардиналь­ные перемены, потребность в которых вызвана включением psyche и чистого опыта в сферу реальности.

С. Л. Рубинштейн обращает внимание, что проблема отношения человека к бытию в целом включает в себя отношение к людям, бытие включает в себя не только вещи, неодушевленную природу, но и лю­дей; отношение к природе опосредствовано отношениями между людьми. Метафизический разрыв бытия на три несвязанных сферы -природу, общество и мышление - преодолевается постановкой вопроса об особом, двойственном, способе существования человека в мире.

В составе бытия человек не выносится за его пределы, он - его часть. Это положение противоположно идее М. Хайдеггера о выходе за свои пределы как специфическом способе существования чело­века, который он противопоставляет способу существования всего остального сущего (1997). С. Л. Рубинштейн считает неправомочным это противопоставление: он возражает против экзистенциалистской разорванности человеческого существования и бытия. Экзистенциа­листский «выход за свои пределы», приписываемый М. Хайдеггером только человеческому существованию, С. Л. Рубинштейн считает всеобщим положением, справедливым для любого способа сущест­вования, для всего бытия в целом. «Возможность выходов за преде­лы данного способа существования, перехода в «другое» основана на взаимосвязи и взаимообусловленности явлений. Каждое данное явление в его взаимосвязи с «другими» представляет собой специ­фический способ существования, связанный сотнями переходов в «другое», обусловленности «другим», представленности в «другом». Существовать - значит переходить в другое, включать в себя другое, быть не только вне себя, но и перед собой. Данность сущего в другом (представленность, отраженность) и другого в этом - это характерис­тика существования не только человека, это общая характеристика всего сущего» (Рубинштейн, 1976, с. 303).

Человека нельзя «вырвать» из бытия, вывести за пределы бы­тия. Схожие мысли высказывает А. Маслоу, говоря, что внутренние бытийные ценности индивида в той или иной степени изоморфны соответствующим ценностям воспринимаемого им мира, и что между внутренними и внешними ценностями существуют взаимовыгодные и взаимоукрепляющие динамические отношения. «Это полностью про­тиворечит более древнему и более привычному убеждению, что выс­шие ценности есть порождение сверхъестественного божественного начала или каких-то других начал, находящихся за пределами челове­ческой природы. Как бы это ни было трудно, но мы должны научиться мыслить в духе холизма, а не атомизма. Наши божественные качества нуждаются в наших животных качествах. Высшие ценности состав­ляют с низшими ценностями одну иерархию» (Маслоу, 1997, с. 114).

Позже, в конце ХХ в., немецкий философ К. М. Майер-Абих (Meyer-Abich, 1990) подчеркивает, что осознание единства с природой невоз­можно без воскрешения чувств, притупляемых цивилизацией. Эти чувства нужны, чтобы проникнуть в особые миры, в которых живут другие индивиды и другие живые существа (эти «особые» миры по­нимаются К. М. Майер-Абихом как воспринимаемый и своеобразно структурируемый тем или иным живым существом окружающий мир). «В мире дождевого червя есть только вещи дождевого червя, в мире стрекозы есть только стрекозиные вещи», - писал цитируемый К. М. Майер-Абихом И. Уэкскюль (с. 45). По убеждению К. М. Майер-Абиха, люди должны осознать, что вещи в мире существуют не только для человечества - как его ресурсы, они также существуют в мирах других биологических видов и входят в их «функциональные сфе­ры» (термин И. Уэкскюля). Именно в этом осознании - специфика человеческого существования, отличие его от существования других живых существ. Такой плюрализм живых миров, по К. М. Майер-Абиху, представляет собой развитие цивилизации. Так, на более раннем историческом этапе европейцы осознали, что не-европейцы также наделены культурой и своими правами.

То, о чем говорил С. Л. Рубинштейн полвека назад (текст работы «Человек и Мир» был готов в 1959 г. и впервые опубликован посмертно в 1973 г.) - существовать - значит переходить в другое, включать в себя другое - и к чему настороженно отнеслось большинство советских психологов, сейчас становится ведущим направлением не только пси­хологии, но и многих других наук - биологии, философии, социологии.

Бытие и познание

На основе категорий бытия появляются категории познания. Познание делится на наглядное, непосредственное - интуиция и опос­редствованное - мышление. Отсюда возникает проблема взаимо­связи непосредственного и опосредствованного как необходимая черта познания. Познание как открытие бытия - это не акт сознания, не только деятельность сознания человека, а в силу участия в нем практики - способ существования человека в мире. Таким обра­зом, проблема бытия и его познания связана с проблемой человека, и в свою очередь проблема человека неразрывно связана с общей проблемой бытия. Процесс мышления осложнен отходом от непо­средственного контакта с реальностью, уходом в абстракцию. В по­знании бытия обнаруживается прерогатива чувственного познания. Воспринять - значит, онтологизироваться, включиться в процесс взаимодействия с существующей реальностью, стать причастным ей (Рубинштейн, 1976). То есть процесс познания не заканчивается мышлением, он возвращается обратно к восприятию, чувственному познанию, обогащая его и делая познание цикличным.

Почему у большинства из нас не происходит такого сознатель­ного единения с природой? Потому что у человека существует страх познания. Еще З. Фрейд отметил, что причиной многих психоло­гических расстройств является боязнь человека познать себя. Этот страх познать себя часто изоморфен и параллелен страху перед вне­шним миром (Фрейд, 2001). То есть суть внутренних и внешних проблем одна, поэтому можно говорить о страхе познания вообще. А поскольку знание и действие тесно связаны друг с другом, то страх познания - это страх перед действием, перед последствиями, перед угрозой ответственности. И здесь Рубинштейн указывает на опас­ность утрирования роли деятельности, при котором все, что дано природой, естественно в мире и в человеке, превращается в нечто сделанное. Такому прагматизму С. Л. Рубинштейн противопоставляет приобщение человека к бытию через его познание и эстетическое переживание - созерцание. Эта созерцательность является другим, отличным от деятельности, способом отношения человека к миру, способом чувственного эстетического и познавательного отношения. Величие человека, его активность проявляются не только в деянии, но и в созерцании, в умении постичь и правильно отнестись ко Все­ленной, к миру, к бытию (Рубинштейн, 1976). Такое познание бытия, пользуясь терминологией А. Маслоу, противоположно познанию, обусловленному необходимостью в ликвидации дефицита. Дейст­венное познание активно, для него характерен отбор со стороны субъекта познания. Он решает, что следует воспринимать, и соотносит познание с потребностями, организует познание. Такое познание энергоемко и приводит к усталости.

Созерцательное познание скорее пассивно. Такое пассив­ное познание описано в философии даосизма (см., например, Лао Цзы, 2007). В даосской концепции говорится, что восприятие может ни на что не претендовать, являться скорее созерцанием, чем вме­шательством. Индивид может дать восприятию идти своим ходом, получать, а не брать. Чем больше бытие будет пониматься в его целостности, тем легче человеку будет воспринять в нем и в себе существование противоположных, противоречащих друг другу ве­щей, которые являются результатом неполноты познания. При таком восприятии объект восприятия (будь то человек или дерево) будет представляться как нечто уникальное, единственное в своем роде. Предлагаемый Рубинштейном подход противоположен традицион­ному способу общения с миром, основанному на обобщении и деле­нии мира на категории, представителем одной из которых является воспринимаемый объект. Но если нет категорий, то нет и понятий тождества или отличия. Нельзя сравнить объекты, у которых нет ничего общего. Если объекты имеют что-то общее, то необходимо введение абстракций (цвет, форма, вес и пр.). «Если мы воспринимаем индивида без абстрагирования, если мы упрямо хотим воспринять все его качества одновременно, как взаимонеобходимые, то мы больше не можем классифицировать. С этой точки зрения, любой человек, любая картина, любая птица, любой цветок становятся единственны­ми в своем роде и поэтому должны восприниматься идеографически. Это желание увидеть все аспекты объекта означает более адекватное восприятие» (Маслоу, 1997, с. 116).

Чем более адекватно человек познает суть бытия, тем сильнее он приближается к своему бытию. По мере обретения единства, он обретает способность видеть единство мира. Человек и Мир стано­вятся все больше похожи друг на друга. А по мере того, как человек обретает единство и цельность, увеличивается его способность сли­яния с миром с тем, что до того было «не им» (Лао Цзы, 2007). В этом смысле становление самим собой есть одновременно взлет над собой, превосхождение себя. В этом заключается определенный парадокс. Чем глубже человеческое познание, рефлексия самого себя и мира, тем больше мир входит в человека, и тем больше человек подчиняется интрапсихическим законам, а не законам не-психической реальнос­ти. Это не выход за свои пределы, но принятие в себя и себя самого и Мира таким, как он есть. Тогда бытийное познание другого существа возможно, если не постигать его, предоставить его самому себе, дать ему возможность жить по своим законам. Когда происходит такое понимание, оказывается, что интрапсихические законы и законы мира не являются антагонистами и могут быть сведены в целое.

Но опасность созерцательного познания заключается в том, что оно делает действие невозможным или необязательным. Такое по­знание несовместимо с действием. Оно не предполагает выставления оценок и сравнения и не приводит к принятию решения. Добро и зло несовместимы с бытийным познанием, они не имеют в нем смысла. Такое познание можно сравнить с божественным всепониманием и невмешательством. Но нежелание действовать и утрата чувства ответственности приводят к фатализму, к точке зрения, что «мир таков, как есть», что ведет к утрате волевых качеств. С. Л. Рубинштейн вовсе не призывает отказаться от деятельности, подчеркивая, что со­зерцательность не должна быть понята как синоним пассивности и бездеятельности человека. Она - лишь один из способов отноше­ния к миру и должна быть совмещена с действием, производством (Рубинштейн, 1976).

То есть непосредственное единство человека с природой, в от­личие от всех других живых существ, невозможно в силу того пути, которое прошло человечество от сообществ собирателей и охотников до современной цивилизации. Сознательное созерцание, бытийное познание природы предполагает новое, опосредствованное, сознатель­ное единение с ней, совмещенное с деятельностью. Тогда деятельность человека, осознавшего свою целостность с миром, не будет приводить к уничтожению природы.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Похожие:

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconПротокол №3 итогов областного конкурса «Права человека в современном...
Конкурс проводился аоу во дпо «виро» в рамках конкурса «Права человека в современном мире» областной акции «Я – гражданин рф» при...

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconКурса «психология и этика деловых отношений»
Цель: выявить психологические основы деловых отношений, показать слушателям основные правила и приемы делового общения, обозначить...

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconОбразование в современном мире
Художественное образование в современном мире: сборник научных статей. Саратов: ООО «Издательский Центр «Наука», 2010. – 144 с

Психология человека в современном мире том 5 Личность и icon«психология и педагогика в современном мире: вызовы и решения» (01. 02. 2014 г.) г. Москва 2013
Международная научно-практическая конференция для студентов, аспирантов и молодых ученых

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconИнформация для педагогов школ
«Права человека в современном мире», который проводится в рамках акции «Я гражданин рф»

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconТемы к вопросам для самоподготовки к экзамену по дисциплине «психология»...
«logos» слово, учение. Оно имеет два значения: психология как наука и психология как совокупность особенностей характера, внутренний...

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconПлан работы Управления образования Тотемского муниципального района на декабрь 2013 года
Предоставление работ на конкурс исследовательских и творческих работ «Права человека в современном мире» (номинация «Конституционные...

Психология человека в современном мире том 5 Личность и icon1. Личность лектора
Личность человека иногда играет значительно большую роль его деловых успехах, чем глубокие знания

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconПрограмма всероссийской молодежной научно-практической конференции...
Актуальные вопросы межкультурной коммуникации в современном информационном пространстве

Психология человека в современном мире том 5 Личность и iconКурса «бизнес это психология (психологические координаты жизнисовременного человека)»
Цель: формирование у слушателей прочных ориентиров в мире современных бизнес-отношений, психологических установок на успех



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
ley.se-todo.com

Поиск