Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор)






НазваниеФеденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор)
страница2/4
Дата публикации21.09.2013
Размер0.55 Mb.
ТипДокументы
ley.se-todo.com > География > Документы
1   2   3   4
Глава 3. Традиционная хозяйственная деятельность

Северное оленеводство

Оленеводство – важнейшая отрасль традиционного хозяйства народов Севера, которая является также главной жизнеобеспечивающей отраслью занятия более 52 тыс. семей КМНС (22, с.42). Северное оленеводство является своеобразной формой адаптации человека к экстремальным условиям жизни, и она настолько совершенна, разнообразна и всеобъемлюща, что ученые говорят о «цивилизации северного оленя» (3, с. 30). Для северных народов оленеводство – это не просто хозяйство, производящего типа, а мир, где создавались гармоничные взаимоотношения с окружающей средой. Для них олень – это целый комплекс жизнеобеспечения во всем многообразии его функций, как материального, так и духовного плана.

В Чукотском АО, Корякском АО и Камчатской области оленеводство обеспечивает занятость около 1/5 трудоспособного населения и дает более 50% денежных доходов хозяйств; за счет оленеводства удовлетворяется в отдельных районах более 50% потребности населения в незаменимом по качеству продукте питания – оленине (22, с. 43).

В настоящее время северное оленеводство России находится в кризисном состоянии. В восточной части российской Арктики происходит резкое снижение поголовья оленей. Общее число домашних оленей на Чукотке сократилось на 44,7% с 1989 по 1995 годы. На 1998 год по сравнению с 1991 годом картина спада поголовья оленей следующая: на Чукотке с 491 тыс. голов до 156 тыс. голов, в Корякском АО со 150,0 тыс. голов до 63,0 тыс. голов (22, с. 43). В настоящее время поголовье оленей в Чукотском АО составляет 106,1 тысячу (28, с. 56). Таким образом, к 2004 году сокращение поголовья домашнего оленя на Чукотке составляет 69%, в Корякском АО - 58% (28, с.57). Многие оленеводы предпочитают употреблять в пищу мясо морских животных, которое поступает во внутренние районы Чукотки с побережья, и таким образом не допустить дальнейшего сокращения численности поголовья оленей.

Причинами резкого снижения поголовья оленей являются низкая организация производства, слабая постановка племенной работы, низкий уровень ветеринарной помощи и сохранности оленей, недостаточное финансирование работ по охране оленьих пастбищ, отстрелу волков и дикого северного оленя, популяция которого стала неконтролируемой и может нанести непоправимый ущерб (22, с. 45). На Чукотке остро стоит проблема обеспечения оленеводов горючим, продовольствием, товарами первой необходимости, в том числе оружием.

Навязывание в годы советской власти стандартных приемов содержания оленей, привело к утрате локальных способов содержания животных, отвечающих местным условиям. Введение всеобщего обязательного образования и последовавший за ним отъезд молодежи КМНС для обучения из семей в интернаты, привели к утрате традиционного порядка передачи навыков оленеводства от старшего поколения младшему, что привело к нехватке людей, имеющих навык оленеводства и способных вести кочевой образ жизни. На Чукотке эту проблему пытались решить привлечением русских демобилизованных солдат к пастьбе оленей.

Зарплата оленеводам выдается несвоевременно, с опозданием в 5-6 месяцев, а иногда и несколько лет. Нецелесообразно стало заниматься продажей панов (цена которых доходила до 300 долларов за 1 килограмм в начале 1990-х годов) в результате дезорганизации рынка сбыта. Значительная часть оленьего мяса и рыбы (до 60%) не реализуется из-за высокой стоимости транспорта (стоимость одного вертолеточаса в 1995 г. достигала 12 млн. рублей) (22, с. 15).

Отрицательно на состоянии оленеводства сказалось интенсивное промышленное освоение Севера России, приводящее к порче значительного количества оленьих пастбищ и промысловых угодий. К 2001 году в результате бессистемного использования пастбищ большие площади были перетравлены и нуждались в отдыхе, а значительные площади вышли из оборота из-за высоких темпов развития нефтегазодобывающей и угольной промышленности. На Чукотке, таким образом, было выведено 3% площадей пастбищ (для сравнения, на Европейском Севере – 15-17% площадей пастбищ) (22, с.44). Промышленное освоение приводит к потере мест исторического проживания и хозяйствования КМНС, а зачастую и к их вымиранию.

Государственная поддержка социально-экономического развития КМНС, сконцентрированная в Федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2000 года», в которой был сделан акцент на формировании базы производства и переработки продукции оленеводства и других традиционных отраслей, выполнялась в отдельные годы на 7-10% (22, с.46).

В северных соседних странах оленеводство ценится исключительно высоко. Цены на мясопродукцию и изделия, полученные от убоя оленей, котируются в 8-10 раз выше отечественных. В Швеции, Финляндии, Канаде давно действуют законы, регулирующие все процессы жизнедеятельности коренных народов. В ноябре 1995 года по настоятельному требованию КМНС был созван I Учредительный съезд оленеводов России. Главным результатом работы съезда стало создание Союза оленеводов России, который должен войти в Союз оленеводов мира. Союз оленеводов России проводит координацию решения проблем оленеводства, концентрацию сил и средств на главных направлениях развития отрасли, оказывает помощь хозяйствам всех форм собственности по наделению их территориями традиционного природопользования, оленями, техникой и оборудованием.

Прекращение спада поголовья домашнего северного оленя в восточном секторе российской Арктики, в том числе Чукотском АО и Корякском АО, исследователи видят в прямой государственной поддержке, которая, по их мнению, является единственной возможностью сохранения северного оленеводства в этом регионе (7 с. 17; 22 с. 45). Первоочередными мерами по стабилизации и экономическому развитию оленеводства на северо-востоке Сибири являются восстановление деятельности разрушенных в период реформ крупных оленеводческих предприятий. Социальная поддержка работающих в них семей оленеводов, а также создание системы управления ресурсами дикого северного оленя (28, с.56).

Не только развитие, но и само сохранение аборигенного населения как совокупности этнокультурных сообществ зависит от состояния оленеводства. Это подтверждается многими исследованиями, в том числе проведенными учеными-североведами в последние десятилетия (А.И.Костяевым в 1987 году, И.И.Крупником в 1989 году, К.Б.Клоковым в 1995 году), установившими, что «численность и воспроизводство аборигенных народов Севера находится в прямой корреляционной зависимости от числа кочующих оленеводческих хозяйств и поголовья оленей. Народы, сохраняющие стабильные показатели оленеводства, обладают положительной динамикой естественного прироста» (3, с.30).

Оленеводство – это не только условие демографической устойчивости, но и важнейший фактор этноэкологии северных народов. В городах и поселках Севера, где численно преобладает приезжее население, происходит деэтнитизация представителей КМНС, выражающаяся в потере национальных традиций и языка, зачастую уже в течение одного поколения. Язык, одежда, обувь, традиции коренных северян рождены в среде кочующих оленеводов, охотников и рыболовов, и в современной оседлой, тем более урбанизированной, среде они не находят применения. Кроме того, только в оленеводстве коренные жители до настоящего времени не испытывают профессиональной конкуренции на рабочие места со стороны некоренного населения, в отличие от рыбного и охотничьего промыслов.

А.А.Южаков отмечает, что оленеводческие народы воспринимают кочевание с оленями как естественно сложившийся образ жизни, соответствующий их ментальности и традициям, переданным через поколения. Современные кочевники вбирают кочевание осознано, имея в качестве альтернативы оседлый образ жизни в поселке или городе, нередко получив общее или специальное образование и опыт работы в других отраслях народного хозяйства (3, с.31).

Оленеводство – экстенсивная хозяйственная отрасль, требующая постоянного кочевания и использования больших земельных участков. В нынешних условиях это дает возможность представителям КМНС заявить свои права на территории – в противоположность охотничьему промыслу, который постепенно уходит из монопольной сферы занятий коренных северных народов, все более оттесняемых приезжим населением.

Важным резервом повышения занятости коренного населения является развитие крестьянских национальных хозяйств, которое в последние пять лет ускорилось. Так в Камчатской области число таких хозяйств увеличилось в 3 раза по сравнению с 1992 годом (22, с.64). В настоящее время, по данным выборочного обследования Госкомстата России, средняя численность занятых в одном хозяйстве колеблется от 3 до 6 человек. Нагрузка же в таких хозяйствах на одного человека в 3-5 раз больше, чем в колхозах и совхозах. Следует отметить, что, несмотря на численный рост крестьянских хозяйств, они еще не могут оказывать заметного влияния на стабилизацию рынка. Многие проблемы фермерских хозяйств должны рассматриваться на государственном уровне. К ним относятся правовая незащищенность фермеров, отсутствие финансовой поддержки со стороны государства и налоговых льгот, профессиональная неподготовленность фермеров и другие.

Морской зверобойный промысел и охота.

Морской зверобойный промысел – особая форма хозяйствования и уклада жизни, сосредоточен в основном в Чукотском АО, Командорских островах и на севере Камчатки. Добыча морского зверя обычно ведется в незначительных объемах с берега, а в основном с помощью байдарок, вельботов и морских судов. На промысел млекопитающих в соответствии с Международной конвенцией установлены ограничения – их добыча разрешена исключительно для нужд личных потребностей северных народов. Добывают в основном тюленей, белуг, котиков, каланов, моржей и китов. Мясо и жир других морских животных добывается исключительно для обеспечения звероферм.

В 1994 году береговым чукчам было дано разрешение на возобновление традиционной охоты с байдар – лодок, построенных с использованием шкур морского зверя. Сейчас китов бьют старыми, традиционными способами, копьями, гарпунами, добиваю из винтовок и карабинов. Коряки полуострова Камчатка увеличили вылов и потребление нерп и моржей. Продукция морской охоты идет на питание и на продажу или обмен.

В рамках совместных российско-американских проектов организован мониторинг популяций морских животных, которые ведут наблюдатели из коренного населения приморских поселков – морские охотники эскимосы и чукчи. Инициатором движения к совместному управлению ресурсами морских млекопитающих выступило первое самостоятельное предприятие коренных жителей Чукотки – «Наукан», созданное в 1987 году в поселке Лаврентия (центр Чукотского района). С 1991 года «Наукан» является национальным смешанным товариществом. Его основная деятельность – морской зверобойный промысел и вылов рыбы, обеспечение коренных жителей поселка продуктами традиционного питания. В 1991 году товарищество заключило с Правительством района Северного Склона штата Аляска и Департаментом управления биологическими ресурсами этого же района договор на выполнение работ по наблюдению за миграциями гренландских китов в водах морей, омывающих Чукотский полуостров.

Данные мониторинга передаются в международные комиссии и используются для обоснования квот на добычу серого и гренландского китов и моржей коренными народами Чукотки. Это дало существенные практические результаты. Благодаря проведенным за последние годы наблюдениям, квоты для КМНС были увеличены. С 1997 года коренному населению дано разрешение забивать 620 серых китов каждые пять лет и 5 гренландских китов в год, а общий размер возможной добычи китообразных – примерно 2 тысячи тонн (6, с. 24; 11, с. 143.). Коренное население осваивает квоты только на 30 – 40% (28, с.60).

С 1995 года в рамках сотрудничества были поставлены задачи по укреплению взаимодействия «Наукана» с другими национальными предприятиями Чукотского района и обществом эскимосов Чукотки «Юпик», а также по возрождению традиции морского промысла, в значительной степени уже утраченных, вследствие запрета традиционного промысла кита с байдар, сделанных из шкур морского зверя. Были организованы поездки морских охотников на Аляску для обмена опытом организации промысла морских млекопитающих. В рамках проекта Правительство Северного Склона оказало коренным жителям Чукотки техническую помощь. Проект способствовал возрождению национальной культуры китобойного промысла, способствовал сохранению и употреблению традиционного лексикона и послужил толчком для изготовления традиционных орудий морского промысла.

Первое время китов добывали примитивными средствами, используя самодельные пики, буи, гарпуны и маломощные скорострельные винтовки. На добычу каждого кита требовались сотни патронов, и затрачивалось много времени. Это противоречило нормативам Международной китобойной комиссии, которая заботится о том, чтобы смерть животных наступала достаточно быстро. В настоящее время использование более мощных моторов, специально изготовленных больших алюминиевых лодок и американского огнестрельного оружия типа «датинган» изменили обстановку на промысле, который стал эффективным и безопасным. Очередной задачей является распространение полученного опыта на другие районы Чукотки.

Поселок Лорино Чукотского АО занимает первое место по добыче китов. Кроме него, охота на китов возобновлена в поселках Лаврентьево, Уэлен, Инчоун Чукотского АО. За промысловый сезон 1998 года охотники добыли в общей сложности 122 серых кита. На I съезде охотников зверобойного промысла Чукотки в марте 1998 года было отмечено, что «охотники морзверобойного промысла сегодня являются сегодня одной из самых социально незащищенных категорий местного коренного населения. Необходимо недопустить распада отрасли, сохранить ее как образ жизни береговых жителей Чукотки» (11, с.143).

Исследователи отмечают, что резервы повышения товарности морзверобойного промысла (за исключением китообразных), связаны с переработкой первичного сырья до пищевых стандартов и обеспечением коренного населения продовольствием, получением ценного жирового сырья с перспективой его использования в медицинской и парфюмерной промышленности, а также глубокой переработке ферментно-эндокринного сырья.

Отмечается также, что возрождение морского зверобойного промысла позволяет в основном решить проблему занятости и продовольственного обеспечения коренного населения Восточной Чукотки (6. с.24).

3 февраля 1999 года окружной Думой был принят закон «О государственном регулировании морского зверобойного промысла в Чукотском автономном округе», предоставляющий исключительное право КМНС на добычу китообразных, право применения традиционных методов добычи, приоритетное право на выбор промысловых угодий, а также льготы в отношении сроков, районов, полового и возрастного состава и количества добываемых животных. В настоящее время жители Чукотки добиваются разрешения охоты на белого медведя, ведут мониторинг тихоокеанского моржа.

Рыболовный промысел

Промысел морского зверя, ловля трески, наваги, сельди, крабовый промысел являются традиционными для ительменов и алеутов, рыба составляет основу питания этих народов. На сегодняшний день лимит, предоставляемый администрацией Камчатской области коренным народам, составляет 200 кг рыбы в год на человека. Исследователи отмечают, что реально эта цифра варьирует от 30 до 100 кг, причем из-за отсутствия снастей, лодок и это количество рыбы полностью не вылавливается. Следует отметить, что в конце ХIХ века, по данным В.Н.Слюнина, на Камчатке коренное население употребляло около 400 кг рыбы в год на человека (16, с. 47, 50). Лимиты индивидуального лова в настоящее время выделяются КМНС по остаточному принципу, после выделения лимитов коммерческим предприятиям.

Административное лимитирование рыболовства и морского зверобойного промысла ведет к систематическому недоеданию среди КМНС. Коренным жителям запрещается использование традиционных орудий лова, и ограничиваются его сроки, для чего выписываются билеты индивидуального лова с 20 августа, за исполнением этих правил следят рыбинспекторы. Таким образом «безбилетные» КМНС и старожилы попадают в разряд браконьеров.

По данным ассоциации народов Севера Алеутского района Камчатской области, алеутам до 1990 года выделялось в год по 100 кг рыбы (нерка, кижуч) на одного члена семьи. Позже это количество было пересмотрено, нормой выдачи стало 50 кг рыбы на детей до 16 лет и 100 кг на взрослого члена (16, с.55). В советское время Алеутский район был хорошо обеспечен продуктами, выделенной рыбы населению было достаточно. В настоящее время алеуты живут, питаясь только рыбой, мясом котиков (в период осеннего забоя), грибами и ягодами. Местное население острова Беринга, в прошлом прекрасные охотники на морского зверя, забывает свои традиции.

В законодательстве Камчатской области нет понятия «национальное предприятие», в связи с этим представители КМНС, создавшие свои предприятия и получившие в аренду рыбопромысловые участки, получают квоты как ведущие хозяйственную деятельность, то есть, не имея никаких льгот. Некоторые предприятия КМНС по решению администрации Камчатской области были лишены своих участков, в вину этим предприятиям ставилось, в том числе и не полный вылов выделенных лимитов. Исследователи считают, что это происходит чаще всего из-за неоправданного прогноза, то есть реально подход рыбы меньше, чем на ее вылов выделено лимитов, кроме того, предприятиям КМНС не хватает производственных мощностей для освоения всего лимита.

В 1998 году был принят закон Корякского АО «О рыболовстве в Корякском автономном округе», в котором КМНС и их объединения фигурируют как субъекты рыболовства, имеющие исключительное право лова рыбы на переданных им в долгосрочное пользование водоемах, по бесплатным именным разовым лицензиям – на ценные виды рыб, а на рыбу иных видов – без получения разовой лицензии.

В Магаданской области с 1999 года увеличились бесплатные нормы вылова рыб лососевых пород для нужд КМНС с 75 до 159 килограмм на одного человека. Для этих целей закрепляют удобные и доступные рыболовные участки (27, с.67).

По мнению многих исследователей, в рыбном промысле так же, как и в охотничьем промысле и в оленеводстве, назрела необходимость отвода специально для общин и семей КМНС родовых и семейных угодий, выделения квот в общем, государственном фонде рыбохозяйственного комплекса и выделение из этого фонда «акваторий традиционного природопользования» с приоритетным правом промысла местных общин и коренного населения. За общинами КМНС могут быть закреплены и нерестовые реки, чтобы они могли там организовать промысел, охрану и воспроизводство рыбных запасов, исходя из собственного экологического опыта и традиций.

Другие отрасли хозяйства

За последние пятьдесят лет генофонд ездовой камчатской лайки был подорван. В последнее время происходит возрождение ездового собаководства, проводимое как усилиями коренных жителей, так и приезжих.

В хозяйстве КМНС определенное значение играет собирательство, являющееся зачастую единственным источником денежных средств.

1   2   3   4

Похожие:

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconО социально-экономической поддержке коренных малочисленных народов...
Еству коренных малочисленных народов, Хабаровский край, в лице Правительства края в 2013 году продолжал активную работу по содействию...

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconКультурной жизни
Москвой составляет 7 часов. Наиболее крупные города: Холмск (население – 30,8 тыс человек), Корсаков (население – 34,9 тыс человек)....

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconПроблема религиозных культовых новообразований ("сект") в психолого-психиатрическом...
Аналитический обзор подготовлен в гнц социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского заслуженным врачом РФ доктором мед наук,...

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconМ. Сергеева государственные и муниципальные библиотеки иркутской...
Г 72 ежегод аналит обзор / Иркут обл гос универс науч б-ка; Иркут обл юнош б-ка

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconМ. Сергеева государственные и муниципальные библиотеки иркутской...
Г 72 Ежегод аналит обзор / Иркут обл гос универс науч б-ка; Иркут обл юнош б-ка

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconКонспект учебного занятия к дополнительной общеобразовательной общеразвивающей программе
Большая часть (86%) приходится на русских, остальная часть – украинцы, белорусы, татары, евреи и представители других национальностей....

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconЕженедельный аналитический обзор рынка от иг «Норд-Капитал»
Предлагаем вашему вниманию еженедельный обзор с прогнозами на предстоящую неделю (11 – 15 марта) от иг "Норд-Капитал". Искренне надеемся,...

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconСправочно-аналитический обзор
Сахалинского управления Ростехнадзора с обращениями граждан за 1-й квартал 2013 года

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconА налитический обзор Департамент культуры и архивного дела Воронежской...
Библиотечно-информационное обслуживание молодежи Воронежской области в 2012 году: аналитический обзор работы муниципальных библиотек/...

Феденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор) iconСправочно-аналитический обзор
Сахалинского управления Ростехнадзора с обращениями граждан за 4-й квартал 2012 года и 2012 год



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
ley.se-todo.com

Поиск