Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть






НазваниеСергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть
страница9/39
Дата публикации21.09.2013
Размер3.86 Mb.
ТипДокументы
ley.se-todo.com > Философия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39

Часть вторая. Кризис нашего языка

Ликбез для вождей и ведомых



Интеллектуальный паралич оппозиции и, как следствие, дезориентация больших масс людей, не приемлющих нового порядка, во многом предопределены тем, что оппозиция, по сути, соучаствовала в культурной диверсии «перестройщиков». Она приняла и ввела в оборот ложные, искажающие мир слова и понятия. Сама загнала себя в ловушку. Давайте распутывать эти липкие нити.

Первое такое ложное понятие – рыночная экономика .

Простодушный человек думает, что речь идет о рынке товаров. Раньше и производство, и распределение у нас планировалось, а теперь это будет регулировать рынок. Велика ли разница? Невелика. Да ведь к делу – перестройке да реформе – это никакого отношения не имеет. Рынок товаров существовал за тысячи лет до появления «рыночной экономики» и будет существовать после ее исчезновения – если она не вгонит человечество в гроб.

Культурный человек, а тем более член КПРФ, думает, что суть «рыночной экономики» ему объяснила политэкономия, хотя бы в изложении вульгарного марксизма. Но политэкономию с самого начала оседлала идеология, она скрывает и фальсифицирует смысл слов. «Рыночная экономика» – условное, зашифрованное наименование, подобно «Свободе, Равенству и Братству» у масонов. Давайте проведем ликбез и восстановим исходный смысл слов. Суть «рыночной экономики» в том, что на рынок в качестве товара стали выноситься сущности, которые по своей природе товарами быть не могут: деньги, рабочая сила и земля.

Начнем с древности. Основные понятия дал Аристотель в книге «Политика». Одно из них – экономика , что означает «ведение дома», домострой, материальное обеспечение экоса (дома) или полиса (города). Эта деятельность не обязательно сопряжена с движением денег, ценами и т.д. Другой способ производства и коммерции он назвал хрематистика (рыночная экономика). Это два совершенно разных типа. Экономика – это производство и коммерция в целях удовлетворения потребностей. А хрематистика нацелена на накопление богатства, т.е. накопление, превращенное в высшую цель деятельности. Уже в древности были люди, которые действовали ради накопления, но это было аномалией – человек с органичным, естественным восприятием мира считал, что на тот свет богатства с собою не возьмешь, зачем же его копить.

Аристотель указал и на первый выверт «рыночной экономики», на первое ее нарушение законов естества: возникновение рынка денег. Деньги – порождение цивилизации, всеобщий эквивалент полезности. Это – кровь хозяйства, свободная циркуляция которой обеспечивает здоровье организма. Никто поэтому не может быть собственником денег, перекрывать их циркуляцию и извлекать выгоду, приоткрывая задвижку – подобно разбойнику на мосту, взимающему с путника плату за проход. Ростовщики, а потом банкиры наложили руку на артерии общества и взимают с него плату за то, что не сжимают слишком сильно. Заплатил – чуть разжали, нечем платить – придушили. Красноречивый пример – «кризис неплатежей» в нашей промышленности. Как только банки стали коммерческими, их хилая рука может задушить огромные заводы. Что бы сделал советский банк в этой фантастической ситуации? Будучи ориентирован на экономику, на ведение дома, он просто произвел бы взаимный зачет неплатежей – и дело с концом. Но это как раз то, чего не допускают монетаристы, ибо это лишает власти тех, кто узурпировал деньги и превратил их в выгодный товар.

Представьте себе метро – огромную производственную систему, мизерным элементом которой являются кассы и турникеты. И вот, некая банда приватизировала этот элемент. И берет за жетон тройную цену. Одну цену отдают метрополитену на покрытие издержек, а остальное – ее доход. Не хочешь платить – иди пешком. Страдают пассажиры, хиреет метро, а идеолог скажет, что эта банда выполняет необходимую организующую роль: обеспечивает метро средствами, выявляет платежеспособный спрос, побуждает людей больше зарабатывать.

Никаким естественным правом превращение в товар общественного платежного средства не обосновано. Поэтому все мировые религии запрещали узурпацию денег и взимание платы за их обращение – процент. Соответственно, и народная мораль отвергала ростовщичество. Оно разрешалось лишь иудеям, они и основали финансовый капитал, но повсюду стали париями общества. Для возникновения полномасштабной «рыночной экономики» понадобилась трансформация человека и общества – Реформация в Европе, в XVI-XVII веках. Было сказано, что «деньги плодоносны по своей природе», и оправдан рынок капиталов.

Это и есть первая ипостась «рыночной экономики» – овладение и торговля тем, что человек не производит и что товаром быть не может. Торговля деньгами.

В ходе Реформации именно накопление получило религиозное обоснование. Раньше оно допускалось, но не одобрялось христианством – это была деятельность, неугодная Богу, и у всех отцов Церкви мы видим эти утверждения. Впервые Лютер и Кальвин представили накопление не только как полезную деятельность, но дали ему очень высокий статус – предприниматель наравне со священником стал представителем высокой профессии. Это был отход от христианства, во многом возврат к Ветхому Завету.

Реформация изменила представление о человеке, отвергнув идею коллективного спасения души. До этого вся жизнь осенялась великой этической идеей, что спасение души возможно и оно достигается коллективно, когда человеческие отношения являются праведными. И посредник в этом церковь. Протестантизм отказался от этого. Каждый должен спасаться сам, гарантии спасения нет, но предприниматель угоден Богу, что повышает вероятность его спасения. Рефоpмация возвела на пьедестал индивидуума – вместо общины и Церкви (в широком смысле слова как соборной организации, носителя великой идеи).

Итак, «рыночная экономика» – это принципиальный, религиозно обоснованный индивидуализм, несовместимый с коллективизмом и соборностью. Индивидуализм, за которым стоит отказ от христианства. Это и выразил абсолютно ясно и с высочайшим поэтическим накалом Ницше в своей книге «Антихристианин». Знают это вожди оппозиции, которые «тоже за рыночную экономику»?

Именно освобождение от оков общинных отношений любого типа создало важнейшую предпосылку капитализма на Западе – рынок рабочей силы и возникновение пролетария . В Древнем Риме пролетарием, в отличие от «пропиетария » (собственника) называли тех, кто не имеет никакой собственности, кроме своих детей (prole). Но в дальнейшем понятие «пролетарий» приобрело более глубокий смысл и стало обозначать людей, лишенных корней, освобожденных от всяческих человеческих связей (оков) – человеческую пыль. В России рабочий никогда не был пролетарием – только сегодня становится. А интеллигенция уже в середине XIX в. прониклась мироощущением пролетария.

Лютер и Кальвин произвели революцию и в идее государства. Раньше государство обосновывалось, приобретало авторитет через божественную Благодать. В нем был монарх, помазанник Божий, и все подданные были, в каком-то смысле, его детьми. Государство было патерналистским и не классовым, а сословным. Впервые Лютер обосновал возникновение классового государства, в котором представителями высшей силы оказываются богатые. В «рыночной экономике» уже не монарх есть представитель Бога, а класс богатых. Читаем у Лютера: «Наш Господь Бог очень высок, поэтому он нуждается в этих палачах и слугах – богатых и высокого происхождения, поэтому он желает, чтобы они имели богатства и почестей в изобилии и всем внушали страх. Его божественной воле угодно, чтобы мы называли этих служащих ему палачей милостивыми государями». Богатые стали носителями власти, направленной против бедных. Государство перестало быть «отцом», а народ перестал быть «семьей». Общество стало ареной классовой войны.

Адам Смит так и опpеделил главную pоль госудаpства в гpажданском обществе – охpана частной собственности. «Пpиобpетение кpупной и обшиpной собственности возможно лишь при установлении гpажданского пpавительства, – писал он. – В той меpе, в какой оно устанавливается для защиты собственности, оно становится, в действительности, защитой богатых пpотив бедных, защитой тех, кто владеет собственностью, пpотив тех, кто никакой собственности не имеет».

И я хочу знать, куда ведет нас «государственник» Зорькин. За какую «державность» выступает Зюганов? Если они принимают «рыночную экономику», то принимают державу Лютера с его богатыми палачами. Но о государстве поговорим в другой раз.

Понятие человека-атома и его взаимоотношений с обществом разработали в XVII в. философы Гоббс и Локк. Они дали представление о частной собственности. Отсюда и теоpия гpажданского (т.е. цивильного, цивилизованного) общества, осью котоpой стала именно собственность. Те, кто пpизнают частную собственность, но не имеют ничего, кроме тела, живут в состоянии, близком к пpиpодному, нецивилизованному; те кто имеют еще и капитал и пpиобpетают по контpакту pабочую силу, объединяются в гpажданское общество – в Республику собственников . Сюда вход тем, кто не имеет капитала, воспрещен! И пусть наши коммунисты, которые «тоже за гражданское общество», вспомнят слова Локка: «главная и основная цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам – сохранение их собственности». Это – полное отрицание, как отражение в зеркале, «Республики христиан», которая собирает людей в братскую общину ради спасения души.

Таким образом, «рыночная экономика» с необходимостью требует возникновения классового государства и гражданского общества, основанного на конфронтации с неимущими. Внутри себя «республика собственников» демократичная и правовая, но под этим правом – террор Французской революции, который был предписан философами Просвещения и Кантом как совершенно необходимое и даже моральное явление. Большая кровь есть основа «социального контракта» гражданского общества – вот еще один выверт «рыночной экономики». Только после большой крови устанавливается та демократия, формула которой определена философами: «холодная гражданская война, ведущаяся государством». Как же возникла идея частной собственности, которая привела к такому перевороту?

Именно ощущение неделимости индивида поpодило чувство собственности, пpиложенное пpежде всего к собственному телу. Пpоизошло отчуждение тела от личности и его превpащение в собственность. До этого понятие «Я» включало в себя и дух, и тело как неразрывное целое. Теперь стали говорить «мое тело» – это выражение появилось в языке недавно, лишь с рыночной экономикой. Русских, котоpые не пеpежили такого пеpевоpота, это не волновало, а на Западе это один из постоянно обсуждаемых вопpосов, даже в политике. Если мое тело – это моя священная частная собственность, то никого не касается, как я им pаспоpяжаюсь. Тут и права гомосексуалистов, и полное оправдание проституции, и оправдание судом врача-предпринимателя, который оборудовал фургон изобретенными им приспособлениями для самоубийства и выезжает по вызову. Эвтаназия, умерщвление старых и больных (с их «согласия») – право собственника на свое тело.

Превращение тела в собственность обосновало возможность свободного контракта и обмена на рынке труда – возможность превращения рабочей силы в особый товар. Каждый свободный индивид имеет эту частную собственность – собственное тело, и в этом смысле все индивиды равны. И поскольку теперь он собственник этого тела (а раньше его тело принадлежало частично семье, общине, народу), постольку теперь он может уступать его по контракту другому как рабочую силу.

Это – вторая ипостась «рыночной экономики». Превращение в собственность и продажа того, что этим собственником не производится и товаром быть не может – самого человека, рабочей силы. Акт противоестественный, мутация человечества.

Антpополог М.Сахлинс пишет об этой свободе «пpодавать себя»: «Полностью pыночная система относится к тому пеpиоду, когда человек стал свободным для отчуждения своей власти за сходную цену – некотоpые вынуждены это делать поскольку не имеют сpедств пpоизводства. Это – очень необычный тип общества, как и очень специфический пеpиод истоpии. Он отмечен „индивидуализмом собственника“ – странной идеей, будто люди имеют в собственности свое тело, котоpое имеют пpаво и вынуждены использовать, пpодавая его тем, кто контpолиpует капитал… При таком положении каждый человек выступает по отношению к дpугому человеку как собственник. Все общество фоpмиpуется чеpез акты обмена, посpедством котоpых каждый ищет максимально возможную выгоду за счет пpиобpетения собственности дpугого за наименьшую цену».

Важно подчеркнуть, что те, кто соглашается на «рыночную экономику», будь то коммунист или так называемый патриот, напрасно строят иллюзии о российском «соборном» капитализме. Речь идет о внедрении чуждого духу России религиозного иудео-протестантского мироощущения. Япония, даже развив очень энергичный капитализм, не сломала свой культурный тип и избежала «рыночной экономики». В вышедшей в 1987 г. книге Мичио Моpишима «Капитализм и конфуцианство», посвященной культуpным основаниям предпринимательства в Японии, сказано, что здесь «капиталистический pынок тpуда – лишь совpеменная фоpма выpажения „pынка веpности“. То есть, традиционных общинных отношений самураев, крестьян и ремесленников.

Превращение в товар третьей всеобщей ценности, которую торговец не производит – земли – это особая большая тема.

Иногда говорят: стоит ли ломать копья из-за слов? Мол, коммунисты конечно же не хотят воцарения в России «антихриста», не хотят западного капитализма, они за «рынок с человеческим лицом», раз уж люди так обозлились на плановую экономику. Наивная уловка, тем более прискорбная в России, где лучшие ученые развивали «философию имени», показали роль Слова. Принять язык противника – значит незаметно для себя стать его пленником, даже если ты употребляешь этот язык, понимая слова иначе, чем противник. Больно видеть, как слепой бредет к обрыву, но еще страшнее, когда вести слепого берется, притворяясь зрячим, другой слепой. Но это и происходит, когда с трибуны патриотов нас зовут возродить соборную и державную Россию через рыночную экономику и гражданское общество.

1994

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39

Похожие:

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconСергей Георгиевич Кара-Мурза Манипуляция сознанием
В книге выявляется устройство всей машины манипуляции общественным сознанием — как технологии господства

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconСергей Георгиевич Кара-Мурза
Мы свидетели и участники событий космического масштаба. На глазах одного поколения удалось взорвать и, возможно, сломать Россию....

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconСергей Георгиевич Кара-Мурза Демонтаж народа
Интеллигенция России оказалась в стороне от этого знания. Она была отделена от него романтическими представлениями XIX в о народах,...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconСергей Георгиевич Кара-Мурза Идеология и мать ее наука
В книге рассмотрена роль науки и научного мышления в разработке идеологии и методов убеждения, а также формы участия учёных в политическом...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconСергей Георгиевич Кара-Мурза Опять вопросы вождям
Результат — быстрый выход из кризиса и процветание. России — революционная ломка всех систем жизнеобеспечения, раскол общества по...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconС. Г. Кара-Мурза. Советская цивилизация
Ровно десять лет назад, в августе 1991 г., посредством сложных маневров и провокаций верхушка кпсс передала власть радикальной антисоветской...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconС кара-Мурза товарищи в поисках потерянного разума, или Антимиф-2
Читатель уже знаком с замечательными книгами С. Г. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием», «Потерянный разум», а также «Антимиф», написанный...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconКнига С. Кара-Мурзы о советском строе с любовью. Первая часть ее...
В родовых муках возникла она, как единственный выход из исторической ловушки, в которую была загнана Россия. На миг она открыла народу...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconС. Г. Кара-Мурза. Советская цивилизация
Он оказался самым трудным и завершился уничтожением как СССР и его государственной системы, так и созданного этим государством жизнеустройства...

Сергей Георгиевич Кара-Мурза Оппозиция как теневая власть iconС. Г. Кара-Мурза "Советская цивилизация" (том II)
Он оказался самым трудным и завершился уничтожением как СССР и его государственной системы, так и созданного этим государством жизнеустройства...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
ley.se-todo.com

Поиск