Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна






НазваниеАлександр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна
страница7/67
Дата публикации20.09.2013
Размер7.26 Mb.
ТипДокументы
ley.se-todo.com > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   67

Синархия Сэнт-Ив д'Альвейдра



Одним из удивительно интересных и богатых открытиями оккультных конспирологов является Сэнт-Ив д'Альвейдр. Он — автор многих книг, в заглавие которых непременно входило слово «миссия» («Миссия Евреев», «Миссия Суверенов», «Миссия Индии», и даже «Миссия Рабочих» и т. д.). Сэнт-Ив д'Альвейдр имел обширные эзотерические контакты с представителями европейских, и даже восточных (в частности, индуистских), инициатических организаций, откуда он почерпнул многие аспекты своей доктрины. Вдохновлявшим его учителем был французский эзотерик Фабр д'Оливе, автор многих фундаментальных работ по эзотеризму и, в частности, гигантской книги «Восстановленный еврейский язык», где он трактует сакральные основания иврита, разъясняет многие загадочные пассажи из книги Бытия на основании символизма еврейского языка и сакральной иудейской терминологии. Как бы то ни было, Сэнт-Ив одним из первых сформулировал объемную конспирологическую модель истории, и несмотря на многочисленные фантастические и имагинативные искажения эта модель может быть рассмотрена в качестве синтетической концепции, с которой так или иначе коррелируются остальные конспирологические версии. Суть теории д'Альвейдра такова. Изначальное правление на земле (по меньшей мере, изначальное в рамках нашего человечества) осуществляла Черная Раса. Она имела своим центром южные регионы, а северные земли, населенные Белой Расой, были оккупированы Черными Господами, обратившими всех Белых в рабство. Это — этап не очень ясной и не очень детально описанной Предыстории. Конец эре Черной Расы положил ариец-аватар Рам, появившийся в землях Севера в период нахождения созвездия Овна в секторе Зимнего Солнцестояния (около 8–6 тыс. лет до Р.Х.). (Надо подчеркнуть, что Сэнт-Ив отождествляет арийцев, белую расу в целом с Кельтами). Именно с прихода Рама начинается собственно интересующая Сэнт — Ив д'Альвейдра сакральная, тайная История человечества. Здесь закладывается основание той парадигме, с фрагментами или антитезами которой человечество имело дело в дальнейшем и имеет и по сю пору. Божественный Рам основал гигантскую теократическую Империю Овна («Рам» на древнем сакральном языке означало «Овен»), в которую входили все прежние сакральные центры. Материальное иго Черной Расы было сброшено, и на земле воцарилась Белая Духовность. Рам устроил систему управления Империей по трех-частному образцу, в соответствии с сакральной и основополагающей идеей Троичности. На три части делилась также Великая Священная Коллегия, высший орган власти Империи, имевший свои аналоги и подобия в различных имперских владениях. Высший уровень коллегии — пророческий, чисто метафизический и трансцендентальный. Это уровень непосредственной Божественности, Короля Мира, прообразом которого был сам белый аватара Рам. Это — уровень полного синтеза всех властных функций. В метафизических терминах этот уровень соответствует Первому Лицу Троицы или Абсолюту, Трансцендентному Принципу, «Тьме Превысшей Света», Сверх-бытию. Второй уровень — Жреческий, Солнечный, Мужской. Это — сфера Бытия, Света. Этот уровень Жрецов служит восприемником невидимых влияний Пророческого плана и их адаптаций к низшим планам Проявленного мира. Он относится ко Второй Ипостаси Троицы, к Сыну. Символами этой второй ступени Высшей Коллегии являются Белый Цвет, Овен и Имперский Орел. И наконец, третий уровень Коллегии — Царский — это сфера Луны, так как земные Цари служат восприемниками жреческого Света и устроителями общественного порядка в соответствии с «отражаемыми» солнечными влияниями Жрецов. Символы этого уровня — Бык, Красный Цвет, Голубка. Он соответствует Третьей Троической Ипостаси — Святому Духу. Здесь основную роль играет также символизм Женщины и ее детородных органов («иони» на санскрите). Таково устройство сакральной белой Империи Рама, отражающей чистейший порядок и строй метафизического устройства Бытия. Здесь все основано на универсальной гармонии и законах иерархии — «священного чинопорядка». Сэнт-Ив д'Альвейдр назвал такую структуру Синархией, то есть Со-Властием, что подчеркивает синтетическое объединение трех функций — Пророческой, Жреческой и Царской — в вопросах имперского устройства. Именно Синархия является для д'Альвейдра сакральным, духовным, традиционным, религиозным и политическим идеалом, который необходимо реализовать несмотря на все внешние обстоятельства, так как в Синархии запечатлена в ее чистейшем виде абсолютная воля Провидения, не зависящая от исторической конкретики.

Через несколько веков после удаления Рама от дел управления сакральной Империей в Индии происходит сакрально-политическая катастрофа, послужившая деструктивным импульсом для всего устройства Империи Рам. Это было восстание принца Иршу. В этом восстании Иршу не только преследовал цели захвата власти, на которую он не имел права в соответствии с законами Рама, но и совершил религиозную революцию — Перво-революцию, ставшую парадигмой всех последующих исторических революций. Это было восстание третьего, Царского, уровня Высшей Коллегии против двух остальных уровней, и особенно против второго Жреческого уровня. Иршу выдвинул претензии на полноту власти в Индии и заявил о достаточности одного уровня Высшей Коллегии — уровня Царского. К восстанию Иршу примкнули все анархические и склонные к антиномизму элементы в Империи Рам — потомки Черных Королей, не удовлетворенные интеграцией в систему Рама, преступники кастовых и религиозных предписаний, служители культа Тельца, предшествовавшего имперским реформам Овна и другие революционные кадры. Символами восстания стали Красный Цвет, Бык, Красная Голубка и Лунный Серп. В Индии Иршу и его сторонники потерпели поражение, но волна Революции прокатилась по всем материкам, образовав цепь антижреческих и антитроических революций. «Иршуизм» стал постоянным фактором сакральной истории. Он проявился в набегах ионийцев (согласно д'Альвейдру, слово «ионийцы» происходит от санскритского «иони»), в завоевании гиксами Египта, в императорском пурпуре Рима, в Туранистских набегах быкопоклонников-тюрков на овнопоклонников-иранцев и т. д. При этом любопытно, что Сэнт-Ив связывает «иршуизм» («цезаризм») с «Монотеизмом», а «рамизм» с «Троичностью». — Полноценная Высшая Коллегия имеет три уровня, а «иршуистский» монархизм — только один. С другой стороны, д'Альвейдр соотносит религиозные культы «ионийцев» с пантеизмом, натурализмом и имманентизмом, а также с магией и с кровавыми жертвоприношениями. В целом же Революция Иршу в религиозной сфере может быть определена как отрицание трансцендентного Принципа и духовной власти. При этом, однако, «ионийская» красная революция отнюдь не означает атеизма. Она предполагает наличие особой анимистической, натуралистической и оргиастической сакральности, особых культов с подчеркнутой женской, экстатической спецификой. Это — культы Быка, Венеры, Луны, Земли, Великой Матери, а также всех теллурических и лунных демонических сил.

Вся сакральная история после восстания Иршу рассматривается Сент-Ивом как противостояние двух религиозно-политических парадигм: синархии и анархии (частным случаем которой является Монархия, оторванная от двух других уровней Высшей Коллегии). Анархические тенденции выступают не только и не столько как самостоятельные религии или государственные идеологии, сколько как элементы социально-религиозных структур, способных, в зависимости от обстоятельств либо выходить на поверхность и декларировать унно-женско-царско-бычье-красную анархию, диктатуру антитроической, антижреческой и антипророческой Революции, либо скрыто подтачивать устои Синархического правления через теллурические культы Матери Земли, через оргиастические мистерии, через лунную духовность магов. Поэтому после внешних набегов ионийцев, гиксов, филистимлян и т. д. борьба этих двух идеологий стала по преимуществу подспудной, и протекала она отныне в рамках одного и того же государства, одной и той же религии и т. д. (Любопытна особая оценка д'Альвейдром маздеизма и зороастризма, которые он считал экстремальным выражением сугубо солнечной тенденции, — второй Жреческий уровень Высшей Коллегии, — специально акцентирующей не столько Троическую Синархию, сколько Двоическую антимонархию, анти-анархию как прагматическое средство религиозной войны с натуралистическими «ионийцами», в имманентном экстазе настаивающими на единственности проявленного мира и, соответственно, на единственности Царской функции, на пантеистическом монизме. (Сэнт-Ив не оправдывает дуалистического отклонения от Синархии, но показывает практические причины этого).

Библейский иудаизм Сэнт-Ив д'Альвейдр относит к принципиально «рамидским» религиям, видя намек на Рама в самом имени Аб-Рама. Иудейское противостояние Египту он трактует как идеологическую борьбу синархистов-евреев против царских анархистов, фараонопоклонников-египтян. Но религиозную сторону Египта и его Жрецов д'Альвейдр видит как элементы Синархической Системы (Троица — Осирис-Изида-Гор). Но позднее и в самом иудаизме произошла антисинархическая революция. Окончательно же иудаизм был извращен после его неприятия Исуса Христа, высшего и чистейшего эсхатологического образа Овна, Пророка, Жреца и Царя одновременно, сбывшееся и тотальное осуществление провиденциальной миссии Рама, который был в некотором смысле прообразом самого Спасителя. Будучи убежденным христианином, д'Альвейдр видит, однако, синархическую истину Троичности и в других традициях — в Индуизме, Даосизме и т. д. Однако и Христианская Цивилизация, восстановившая в определенных аспектах Империю Рама не только духовно, но и географически (показательно, что огромную роль в этом Сэнт-Ив отводил Русскому Православию и вообще славянам — сам он был женат на русской княгине Келлер), была подвергнута внутреннему и внешнему воздействию «неоиршуистов», что окончательно проявилось во Французской Революции, в Красном Знамени, в пантеистическом материализме социалистов, в протестантском заговоре европейских Князей против Рима и Церкви, в дехристианизации Запада. Последними осколками Троической Империи Рам д'Альвейдр считал католическую Австро-Венгрию и православную Россию. Вот в самых общих чертах конспирологическая схема Сэнт-Ив д'Альвейдра, которую он развил с огромным числом крайне интересных подробностей в своих объемных трудах, полных исторических примеров, эзотерических толкований религиозных доктрин и текстов, сакрально-лингвистических расшифровок имен и названий (тут можно встретить как явные и неоправданные натяжки и фантазии, так и удивительно ценные интуитивные догадки и соответствия), объяснением библейских отрывков, призывами к конкретным историческим лицам — царям, сенаторам, политическим деятелям, пересказом восточных инициатических легенд и т. д. Все это заслуживает самого глубокого изучения, а также в высшей степени интересно проследить нити влияния его идей не только на оккультистов — Папюса, Седира, Андре Савуре и т. д., — но и на политических деятелей той эпохи, так как тема Синархии в XX веке стала чрезвычайно популярной у юдофобов и антимасонов, отождествивших синархические принципы с замыслом знаменитых «Сионских Мудрецов» (чаще всего, при этом, труды самого д'Альвейдра никто не удосуживался прочесть или осмыслить, подвергая критике лишь вульгаризированный и политизированный концепт). С другой стороны, не исключено, что книги Сэнт-Ива были действительно известны некоторым лидерам левого социал-демократического движения, которые, вероятно, по-своему поняли и переосмыслили его труды, и воплотили определенные его идеи на практике в виде пародии или карикатуры. Так, вызывает удивление настойчивое использование д'Альвейдром слова «Советы» при описании Высшей Синархической Коллегии. Речь даже идет о «Советах Пророков», о «Советах Жрецов» и «Советах Царей», а кроме того, идеи Синархии д'Альвейдр и прямо адресовал рабочим, в несколько наивной, но по своему очень интересной книге «Миссия Рабочих». Не исключено, что между идеями д'Альвейдра и системой «Советов» пролетарских государств имеется некоторая оккультная взаимосвязь.

Грасе д'Орсе: «Кварта» против «Квинты»

Вторым после Сэнт-Ива в вопросах оккультной конспирологии можно назвать в высшей степени странного автора второй половины XIX века Клода Состена Грасе д'Орсе (1828 — 19ОО). Его имя было бы совершенно забыто, если бы не упоминание о нем в книге загадочного алхимика XX века Фулканелли. Последователи Фулканелли, и вообще европейские традиционалисты, отыскали в фондах Национальной Библиотеки Франции забытые номера «Ревю Британник», в которых они обнаружили серию статей Грасе д'Орсе, методично описывающих альтернативную оккультную историю Европы, и особенно, естественно, Франции. Особенно поразительной была головокружительно смелая дешифровка старинных гравюр, народных куплетов, геральдических надписей и т. д., которые автор с помощью так называемой «фонетической кабалы» (не путать с еврейской Каббалой, с двумя «б») делает захватывающим повествованием о тайной борьбе двух могущественных «секретных обществ». Именно противостояние этих организаций и определяет, по Грасе д'Орсе, всю европейскую историю. Схематически можно представить эту фантасмагорическую картину следующим образом. Изначально на территории Евразийского континента и Северной Африки существовало два религиозных типа, два культа — Солнечный и Лунный. Эти соперничающие между собой религиозные организации находились в состоянии постоянного конфликта. В древней Галлии существовало две основные касты — «жители башен» и «труженики». «Жители башен» («жасы», «гои» или «гогтрюсы») были Лунопоклонниками, их богиней была Беллона или Белена (Грасе д'Орсе сближает слово «Belena», богиня Луны у кельтов, и слово «volonte», «воля»). «Труженики» («пеки» или «пикарды») поклонялись солнечным божествам Эсусу и Теутату. На этом этапе Грасе д'Орсе явно ориентируется на известные ему труды Сэнт-Ива д'Альвейдра, так как он называет Лунопоклонников «ионийцами», потомками «Энея», основателя Римской династии, а объектом их поклонения считает священную корову Ио («ионийцы» — потомки коровы Ио). Как и д'Альвейдр, основополагающим символом «ионийцев» он называет Красный Цвет (красный — изначальный цвет орифламмы французских монархов). Против лунных «ионийцев» боролись солнечные «дорийцы» и «стоические поклонники Митры». Символические цвета «дорийцев» — Черный и Белый. Но в развитии этой темы Грасе д'Орсе далеко уходит от д'Альвейдра. Он однозначно отождествляет «ионийцев» с носителями идеи родовой аристократии, с европейской знатью. Солнцепоклонники, в свою очередь, — это народ, крестьяне, ремесленники, а также клир, жреческое сословие. Средневековые гибеллины, сторонники примата императорской власти над властью Папы, а позднее протестанты были типичными «ионийцами». Вельфы же, сторонники Папы, «дорийцами» и Солнцепоклонниками. Любопытно, что Грасе д'Орсе затрагивает здесь вопрос магии крови, так как утверждает, что «ионийцы», и особенно род французских капетинских монархов, идущий от Катта Валлона, считали себя носителями «фиолетовой» крови, крови божественной, и презирали «голубую» кровь низших каст. Поэтому Лунопоклонники назывались иногда «фиолетовыми», а Солнцепоклонники — «голубыми». В христианской Европе оба эти течения существовали не только в форме идеологических и политических комплексов, но и виде «секретных обществ», с особым языком знаков, символов, соответствий, паролей и т. д. Солнцепоклонники были объединены в тайный «Орден Четырех», «Орден Кварты». Другим их названием было «Менестрели Мурсии» или «Менестрели Мерси», т. е. дословно «Менестрели Милосердия». Другим важнейшим знаком «Кварты» был Северный павильон дворца Тюильри и День Зимнего Солнцестояния. В эзотерической шифрованной книге Рабле члены «Кварты» описаны под именем «Гастролатров», «чревоугодников». В Англии они проявились в парламентской партии «вигов», т. е. «париков», так как «парик» — это тайный пароль «дорийцев». Менестрелей Мурсии Грасе д'Орсе связывает с горожанами или сельскими жителями, в противовес аристократам, живущим в замках, «башнях» (связь слова «tour» — «башня» и «taureau» — «бык»). Лунопоклонники объединялись в таинственный «Орден Пяти», «Орден Квинты». Иначе же они именовались «Менестрели Морвана» или «Менестрели Моргана». Они связаны с Югом, с Летним Солнцестоянием. Их традиционная эмблема — Танцующая Смерть, danse macabre, а также Южный Павильон Тюильри, Павильон Флоры. Словосочетание «Менестрели Морвана» Грасе д'Орсе расшифровывает как «мертвая южная рука», «morte main australe». У Рабле члены «Квинты» — это Энгастромиты, ненавидящие еду. Поэтому любимое средство аристократов-ионийцев для борьбы с народом и для его подчинения — это «организованный голод», «мор». Грасе д'Орсе считает, что любой голод и мор в Европе на протяжении всего известного исторического периода не случайность, а результат заговора Лунопоклонников против народа. В Англии «Квинта» представлена парламентскими «тори» («тори», «tory» — «обитатели башен», «tour», поклоняющиеся быку «taureau»). На уровне христианского богословия корни «Кварты» тянутся к еретическому учению Кердона, одному из первых монофизитов, отрицавших человеческий элемент в личности Исуса Христа. Феодальную Европу, и особенно Францию, Грасе д'Орсе считает в большинстве своем «солнечной», управляемой «Орденом Кварты», чьей представительницей, в частности, была Жанна Д'Арк. Но некоторые правящие королевские рода принадлежали при этом к Лунопоклонникам, «фиолетовым». (Фиолетовым было знамя первых капетинских монархов). Реформа и Протестантизм был целиком и полностью результатом заговора «Квинты», которая стремилась освободиться от влияния вельфского жреческо-народного Ватикана с его Солнечной ориентацией. Но помимо смягченной чисто церковной и католической солнечности, на Западе существовала и радикальная организация Солнцепоклонников, стремящихся раз и навсегда покончить с конкурирующим Орденом. Древнейшая солнечная Традиция, в рамках Христианства связанная с апостолом Павлом и ересиархом Маркионом (прямо противоположным в своей доктрине «монофизиту Кердону»), была сохранена в Иерусалимском патриархате, откуда ее привезли в Европу рыцари Храма, тамплиеры. Позже солнечные тайные доктрины были переданы португальскому Ордену Христа, а еще позже — Ордену Иезуитов. В конце концов, они перешли к европейскому Масонству. Знамя тамплиеров было как раз Черно-Белым. Масонство вплоть до Французской Революции было ареной противостояния двух тайных Орденов: «Квинты» и «Кварты». Изначально Масонство было создано Иезуитами как инструмент в борьбе против всесилия «ионийской» аристократии. Но позднее в него проникли многие представители «Квинты» и стали бороться за доминацию внутри этого Ордена. Солнцепоклонники в рамках Масонерии образовали орден Геродона, который позже стал «Шотландским древним и принятым обрядом» из 33 степеней. Лунопоклонники оформились в гугенотское масонское братство «Адельфов», а позже «Карбонариев». Пиком оккультных интриг в войне «Кварты» и «Квинты» Грасе д'Орсе считает Революцию. В ней все тайные силы европейской истории вышли на поверхность. Грасе д'Орсе в целом разделяет точку зрения контрреволюционных авторов — аббата Баррюэля, Агустена Кошена, Бернарда Фая и т. д. — относительно причастности Масонства к Революции. Он даже согласен, что именно на Масонстве и лежит главная ответственность за случившееся. Но в отличие от довольно простых схем обычных контрреволюционеров он выдвигает головокружительную и необычайно сложную версию, где вся Масонерия предстает не как нечто однородное и единое, но как поле противодействия двух еще более тайных, оккультных сил и групп. Таким образом, его конспирологическая картина намного богаче. Во-первых, в подготовке Революции безусловно участвовали обе тайные организации. Отчасти деградировавшее солнечное братство «Кварты» истолковало многие свои доктрины буквально, и вместо солнечного равенства в духе оно стало развивать демократические вульгаризированные концепции, направленные не только против протестантской аристократии, стремящейся абсолютизировать свою власть, подавив сопротивление клира и народа, но и против самой социальной иерархии в целом. Так баварские Иллюминаты и герцог Брауншвейгский (по праву своего рода возглавлявший европейскую партию гвельфов, т. е. один из вариантов «Кварты») готовили казнь Людовика XVI как абсолютиста, склоняющегося на сторону гугенотов и протестантов. Если до Людовика XV французские монархи шли на уступки «Кварте», и даже установили с демократическими гвельфами — «дорийцами» союз против власти поместного дворянства, то сам Людовик XV и Людовик XVI нарушили договор и встали на сторону Лунопоклонников-гугенотов. Они отказали крестьянам в распашке королевских земель и лесов (это требование, естественно, поддерживала и Церковь), распустили Орден Иезуитов и устроили «искусственный голод», «мор», то есть проявили все признаки своего перехода на сторону «Квинты» и «ионийцев». Тайное собрание «Кварты» во Франции с участием представителей простых сословий и клира под эгидой Ложи-матери, своего рода оккультный парламент, также проголосовал за смерть Людовика XVI. Таким образом, Французская революция была местью проиезуитского масонства солнечного ритуала королю, перешедшему на сторону лунного ритуала, и связавшего свою судьбу с гугенотами-гибеллинами. Но в ходе социальных потрясений Революции «солнечный Орден» фактически стал носителем эгалитарных настроений и доктрин. Это в значительной степени изменило изначальную религиозную ориентацию движения и привело к известным эксцессам. С другой стороны, масонерия была уже пропитана протестантскими влияниями «Квинты». Протестанты же, согласно традиционной логике «партии Танцующей Смерти», постоянно практиковали скупку зерна и под угрозой голода наращивали капиталы протестантских банков. Поэтому, потеряв своего союзника — Людовика XVI, «ионийцы» отыгрались на экономических достижениях; участвуя в управлении Республикой в силу масонской включенности в заговор, они сосредоточили в своих руках финансы. Так аристократы «фиолетовой» крови прочно связали свою судьбу с буржуазией на почве протестантизма и Лунопоклонничества. И позднее лунный обряд потомков Коровы Ио стал также конспирологической ориентацией «капиталистов», воспринявших от аутентичных «Менестрелей Морвана» в первую очередь экономические методы борьбы с простым народом и Церковью. Но как бы то ни было, вырождение солнечного «Ордена Кварты» вплоть до демократизма и эгалитаризма и превращение лунного «Ордена Квинты» в силу капитализма, по мнению Грасе д'Орсе, положило конец многовековой истории этих «секретных обществ».

Вначале, Грасе д'Орсе думал, что тайный язык «Кварты» и «Квинты» был утрачен и забыт, что их борьба была десакрализирована, их символизм и иероглифы потеряли всякий смысл, а их влияние на общественно-политическую жизнь сошло на нет. Но в конце своей жизни он изменил эту точку зрения, и написал, что вопреки его первоначальным убеждениям тайная иероглифическая история Франция не оборвалась на убийстве герцога де Барри (опоследнего гульярда), но таинственным образом продолжается и сегодня, о чем свидетельствуют некоторые шифрованные произведения искусства. Тот, кто знает особый ключ, может, по мнению Грасе д'Орсе, заглянуть вглубь таинственной «иероглифической» жизни, расшифровать «дипломатический» (по выражению Грасе д'Орсе) язык символических названий и фигур, постичь таинственный смысл, заложенный в книгах Рабле, в «Сне Полифила», в трудах Данте, Кавальканти, Кампанеллы (не указывает ли его «Город Солнца» на причастность к «Ордену Кварты»?), Сервантеса, Мольера, Сирано де Бержерака и многих других авторов, чьи произведения несомненно имеют эзотерический подтекст. В принципе, можно пойти и еще дальше и попытаться увидеть многие события X века — «искусственный голод», демократические и эгалитаристские перевороты, неосимволизм современной политической и экономической пропаганды, «англо-саксонский» (= «протестантский») фактор в мировой геополитике, планы по созданию Мирового Правительства и установлению Нового Мирового Порядка — в оптике, подобной методу Грасе д'Орсе, поскольку его сложная и развитая модель имеет удивительный резонанс с оккультной, «иероглифической» стороной важнейших современных процессов. Совершенно очевидно, что гений Грасе д'Орсе остается чрезвычайно актуальным и в высший степени притягательным и сегодня, что выражается в его растущей популярности в последние годы в традиционалистском и даже академическом мире Франции, и шире — Европы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   67

Похожие:

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconАлександр Дугин Мистерии Евразии Александр Дугин Мистерии Евразии...
Важно лишь выяснить, что означают для каждого человека образы, ощущения, чувства, предрассудки, носителем которых он является и совокупность...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconЮ. В. Веселов экономическая социология постмодерна
Поэтому обращение к теме модерна и постмодерна в экономической социологии нам кажется своевременным и актуальным

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconАлександр Гельевич Дугин Философия Политики
Онтология решения: функции чрезвычайных ситуаций для становления правовой системы 24

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconАлександр Дугин Основы геополитики Большое пространство
Впервые формулируется геополитическая доктрина России. Незаменимый справочник для всех тех, кто принимает решения в важнейших сферах...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconАлександр Дугин Finis Mundi. Записи радиопередач
Чистое развлечение и легкая пустота, в конечном счете порождают лишь депрессию и черную тоску. В жизни есть серьезные темы и мрачные...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconАлександр Гельевич Дугин Четвертая политическая теория Четвертая политическая теория
Хх в победил всех. Логично было бы предположить, что политика станет либеральной, а все ее противники, оказавшись на периферии, начнут...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconМбоу «Верхнеингашская основная общеобразовательная школа»
В нём принимали участие: Смирнова Лилия; Черенёв Евгений; Волкова Светлана; Гончаров Александр; Решетов Александр; Шерстнёв Геннадий;...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconТема очерка
Наука форма творческой общественной деятельности человека. Наука явление мировой культуры, связанное со всем ходом ее исторического...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconРеферату на тему «религия и наука»
«Наука и христианская догматика несовместимы!!! Наука рождалась, преодолевая яростное сопротивление церковных мракобесов! И только...

Александр Дугин Конспирология Конспирология — веселая наука постмодерна iconАлександр Владиленович Колтун Александр Владиленович, расскажите,...
На наши вопросы отвечает директор Ульяновского областного театра кукол Александр Владиленович Колтун



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
ley.se-todo.com

Поиск